img14.jpg
Общие сведения об Общественной награде "За благоустройство среды обитания"
Image

Учредители, органы власти, спонсоры и жюри.

 
Лауреаты Общественной награды "За благоустройство среды обитания" 2016
Image

Полный список всех лауреатов.

 
Номинанты Общественной награды "За благоустройство среды обитания" 2016
Image

Полный список по всем номинациям.

 
Учащиеся Кавказского района передали использованные батарейки в ООО "Ртутная безопасность"
Image

Учащиеся собрали 1200 использованных батареек. Передача трех контейнеров опасных отходов состоялась в Краснодаре.

 
Все новости


  Ссылки на международные общественные
организации, с которыми мы сотрудничаем





Главная arrow Новости организации arrow Информация наших партнеров arrow Доклад "Состояние окружающей среды в Краснодарском крае и соблюдение прав жителей региона..."
Опубликовать


Доклад "Состояние окружающей среды в Краснодарском крае и соблюдение прав жителей региона..." Печать
30.03.2011 г.

Дмитрий ШевченкоСостояние окружающей среды в Краснодарском крае и соблюдение прав жителей региона на благоприятную окружающую среду

При подготовке этого сообщения я столкнулся с любопытным фактом: официальный данные о состоянии окружающей среды в Краснодарском крае существуют в некой параллельной реальности с самой окружающей средой. Не то чтобы данные не соответствовали действительности, скорее, они не отражают всей ее полноты, и оттого выглядят оторванными от реальности.

Скажем, нигде в официальных источниках я не обнаружил достоверной информации о состоянии лесов, динамике изменения их площадей и видового состава. Почти нет сведений о состоянии особо охраняемых природных территорий. И уж совсем на грани фантастики — найти официальный данные о нарушениях прав жителей края на благоприятную окружающую среду. Таким понятием наши чиновники, увы, не оперируют вовсе.

Поэтому при подготовке доклада я решил восполнить, насколько это возможно, существующие пробелы в оценке качества окружающей среды в нашем регионе, а также проанализировать причины существующего положения дел.

Краснодарский край по сравнению с другими регионами: благополучное неблагополучие
Один из самых живучих мифов — миф об исключительном экологическом благополучии Краснодарского края. Эти представления отчасти базируются на имидже Краснодарского края как аграрного и курортного региона, где отсутствует крупная промышленность. Но, во-первых, промышленность на Кубани все-таки имеется (нефтеперерабатывающая, цементная, химическая, пищевая и др.), а во-вторых, Краснодарский край — крупнейший в стране транспортный узел. Протяженность автомобильных дорог только с твердым покрытием, по официальным данным, составляет около 30 тыс. км. Территорию края пересекает несколько ниток газо- и нефтепроводов.

В-третьих, в Краснодарском крае проживает более 5 млн. человек (это в 2 раза больше, чем в Латвии и почти в 4 раза больше, чем в Эстонии). При этом средняя плотность населения составляет около 67 человек на квадратный километр — почти в 8 раз выше, чем в среднем по России.
Все эти факторы и определяют главные экологические проблемы региона — загрязнение воздуха, водоемов, образование огромного количества бытовых, промышленных и сельскохозяйственных отходов. Так, по данным Северо-Кавказского управления Ростхехнадзора, в одном только Краснодаре в атмосферу ежегодно выбрасывается порядка 2 млн. тонн (!) загрязняющий веществ, включая тяжелые металлы, оксид и двуокись азота, продукты горения. (К слову, Краснодар и Туапсе вошли в «черную тридцатку» — список из 30 городов с наиболее неблагоприятной обстановкой).
Основными виновниками загрязнения атмосферы Ростехнадзор называет автотранспорт (на который приходится до 90 процентов поставок загрязняющих веществ), промышленные предприятия и объекты транспортной инфраструктуры.

Совершенно катастрофическое положение дел сложилось в сфере обращения с отходами. По информации Ростехнадзора, в регионе ежегодно образуется около 1 млн. только твердых бытовых отходов, а из 380 зарегистрированных свалок статус полигонов ТБО с необходимыми инженерными сооружениями для защиты окружающей среды, имеют лишь две.

Не лучше обстоят дела с загрязнением водоемов. Основной источник — сельское хозяйство и ЖКХ. Воды рек, в первую очередь Кубани и ее притоков, загрязнены органическими веществами (в т. ч. нефтепродуктами и другими углеводородами), солями тяжелых металлов, нитратами, пестицидами. Из-за негативного влияния отходов производства и потребления на экосистему морей, в том числе Азовского и Черного, их состояние оценивается как крайне неблагополучное.

В России применяется несколько методик составления рейтингов экологического состояния регионов, благодаря которым можно не только оценить экологическую ситуацию в конкретном субъекте федерации, но и сравнить ее с ситуацией в других регионах.

Обращу внимание на два наиболее известных — на экологический рейтинг субъектов Российской Федерации общероссийской общественной организации «Зеленый патруль» и на рейтинг агентства Интерфакс-НЭРА.

В основе рейтинга «Зеленого патруля» лежит экспертная оценка информационных материалов из различных открытых источников. Информация анализируется по 15 индикаторам, разнесенным по трем основным блокам: «Экосфера» (охрана окружающей среды), «Социосфера» (защита и улучшение среды обитания, здоровья человека) и «Техносфера» (состояние и развитие промышленности с учетом требований экологической безопасности).

Согласно рейтингу, основанному на этой нехитрой методике, Краснодарский край не попадает даже в первую двадцатку наиболее экологически благополучных регионов, пропустив вперед даже такие промышленные регионы, как Татарстан и Кемеровская область. Утешает лишь то, что 49 место, занимаемое Кубанью по версии «Зеленого патруля», почти столь же далеко и от Челябинской области, занимающей последнюю, 83 строчку рейтинга.

Методика агентства Интерфакс-НЭРА основана на использовании количественно измеримых показателей, объединенных в два основных блока и один вспомогательный. В каждом блоке используется по пять индикаторов, по которым проводится ранжирование. Регион оценивается по множеству показателей — от загрязнения воздуха до экологической прозрачности бизнеса и степени внимания местных СМИ к проблемам экологии.

Согласно данным этого рейтинга, по степени загрязненности воздуха Краснодарский край соседствует с той же Челябинской областью и Санкт-Петербургом, входя в пятерку наиболее неблагополучных в этом отношении регионов страны.

С точки зрения Интерфакс-НЭРА, в Краснодарском крае, довольно высокие показатели степени трансформации экосистем и обеднения фауны, крайне невысока (в особенности по сравнению с промышленно развитыми регионами) заинтересованность СМИ вопросами охраны окружающей среды и защиты прав граждан на благоприятную среду обитания.

Разумеется, можно оспорить достоверность и объективность исходной информации, безупречность самих методик, но то, что в Краснодарском крае крайне непростая экологическая обстановка, не отрицают даже государственные органы. Другое дело, что в их отчеты попадает далеко не вся значимая информация.

О чем молчат официальные отчеты
Около 25 процентов территории края занимают особо охраняемые природные территории (ООПТ). Это Кавказский государственный природный биосферный заповедник, входящий в состав объекта Всемирного природного наследия ЮНЕСКО «Западный Кавказ», заповедник «Утриш», Сочинский национальный парк, 16 заказников (5 из которых — федеральные, 11 — региональные), а также свыше 400 памятников природы.

При кажущейся избыточности природных резерватов, многие из них существую, лишь четвертая часть от их общей (по данным на начало 2010 года) площади состояло на кадастровом учете как земли ООПТ. Над остальными же территориями, признанными как ООПТ, но не поставленными на кадастровый учет, постоянно висит дамоклов меч фактической ликвидации.

Более того, большинство заказников и памятников природы существуют только на бумаге, не имея четко установленных границ, охранных зон, собственной администрации и штата егерей. Самый вопиющий пример — «бумажный» заказник «Абраусский» на Черноморском побережье, созданный для охраны можжевелово-фисташковых редколесий. Положение об этой ООПТ было утверждено решением 14-й сессии Новороссийского Совета народных депутатов от 27 мая 1993 года, но дальше декларации дело не зашло. У заказника до сих пор нет администрации, его охрана никак не финансируется, за его состоянием фактически никто не следит.

В результате территория заказника постоянно подвергается прессингу со стороны курортной индустрии. Так, в 2009 году по территории заказника со стороны пансионата «Звездный» (предприятие, обслуживающее Роскосмос) была проложена дорога к морю, при этом вырублены сотни деревьев, в том числе занесенные в Красную книгу РФ.

Совершенно недопустимая ситуация сложилась в федеральном заказнике «Приазовский». Эта особо охраняемая территория — одна из старейших в крае, была создана в 1958 году для охраны приазовских водно-болотных угодий, водоплавающей дичи, ондатры и кабана. Даже в тяжелые послевоенные годы никому не пришло в голову поставить в этих местах нефтяные вышки. А с началом 2000-х годов нефтяные и газовые компании начали активную экспансию в Приазовье. Разведывательное и промышленное бурение в настоящее время ведется уже и на территории самого заказника (район Ачуевской косы). Причем в открытом доступе нет практически никакой информации о том, какое влияние нефтедобыча уже оказала на местную флору и фауну, включая осетровых.

Не лучшим образом обстоят дела с памятниками природы. В 2008 году департамент природных ресурсов и государственного экологического контроля проводил инвентаризацию этих объектов, благодаря чему удалось выяснить, что из 400 памятников природы на тот момент было утрачено свыше 50. Восемь природных объектов находились в критическом положении.

Для примера можно привести «Джанхотский бор сосны пицундской» — лесной массив между селом Прасковеевка и селом Дивноморским. Из-за того, что границы этого памятника природы на сегодняшний день не определены, бор активно «отгрызается» по краям с применением выжигания: в лесу устраиваются искусственные пожары, затем горелые деревья списываются как «негодные», от них освобождаются участки, которые затем уходят с молотка. Следы подобного «бизнеса» площадью в десятки гектаров можно видеть в окрестностях Дивноморского и Джанхота.

Олимпиада-2014: после медалей подсчитаем ущерб
Что говорить о «бумажных» ООПТ, если серьезный прессинг испытывает даже Кавказский заповедник и Сочинский национальный парк. «Наступление» на эти уникальные природные территории началось с началом подготовки Сочи к Олимпийским играм.

Сочи был выбран местом проведения зимней Олимпиады 2014 года в июле 2007 года. Городами — конкурентами Сочи, также прошедшими отборочные этапы и вышедшими в финал, был Зальцбург (Австрия) и Пхенчхан (Южная Корея). Заявка города Сочи была объективно слабее заявок указанных городов, поскольку Зальцбург — действующий международный горнолыжный и туристический центр, а Пхенчхан, кроме того, что также является горнолыжным центром международного уровня, уже претендовал на проведение Олимпийских игр 2010 года. Благодаря наличию инфраструктуры, Олимпиада в Зальцбурге или Пхенчхане обошлась бы существенно дешевле, чем в Сочи, и не нанесла бы значительного ущерба окружающей среде.

Однако, как известно, полную неготовность Сочи к проведению Олимпиады российские власти сумели подать как конкурентное преимущество города, исходя из тех соображений, что проще построить с «нуля» современную спортивную инфраструктуру, чем модернизировать старую.

Минувшие четыре года показали полную несостоятельность данной позиции.
Большую часть территории города Сочи занимают особо охраняемые природные территории: Кавказский государственный заповедник, Сочинский национальный парк, а также ряд памятников природы. Было ясно с самого начала: построить горнолыжную инфраструктуру, не затрагивая ООПТ будет попросту невозможно.

Альтернативные, экологически щадящие варианты по размещению стадионов, арен и олимпийской деревни были, но устроители Олимпиады и в этом случае решили пойти наиболее разрушительным путем, «скучковав» все эти грандиозные объекты в Имеретинской низменности — уникальной приморской территории, покрытой колхидскими болотами, являющимися ключевой орнитологической территорией Северного Кавказа, отвечающей критериям Рамсарской конвенции.

На сегодняшний день, после четырех лет подготовки Сочи к Олимпийским играм:
1) Полностью преобразован ландшафт Имеретинской низменности, в болота которой было высыпано до 4,5 млн. кубометров гравия (по данным «Олимпстроя»). Уничтожены критические места обитания многих краснокнижных растений и животных. Так и не создан, несмотря на помпезные декларации, т.н. орнитологический парк взамен уничтоженным болотным угодьям. Ситуация такова, что миллионам перелетных птиц, для которых Имеретинская низменность прежде была перевалочной, кормовой базой и местом зимовки, гнездиться теперь негде.

2) При строительстве самого дорогостоящего объекта Олимпиады — совмещенной дороги Адлер — Красная Поляна были уничтожены десятки гектаров уникальных самшитовых лесов в долине реки Мзымты (территория Сочинского национального парка), вырублен самый большой в России массив лапины крылоплодной (вид занесен в Красную книгу РФ), в районе села Ахштырь образована огромная свалка горной породы и отходов бурения тоннелей. Серьезному загрязнению повергнута река Мзымта, ландшафт на ее левом берегу полностью преобразован.

3) При строительстве железнодорожной ветки на мысе Видный в Хостинском районе Сочи уничтожено единственное в России место обитания ложнодрока монпелийского (кустарник, занесен в Красную книгу РФ, общая численность вида на территории Сочи не превышает 300 экземпляров).

4) При строительстве горнолыжного комплекса «Лаура» компании «Газпром» на хребте Псехако, где будет размещен комплекс для соревнований по лыжным гонкам и биатлону, была проложена дорога прямо по территории Кавказского заповедника, а также незаконно построен мост через реку Aчипсе, которая входит в буферную зону заповедника. На самой реке были проведены незаконные работы по спрямлению русла и укреплению берегов.

5) Свыше 90 процентов всех олимпийских объектов либо строятся, либо были построены без положительного заключения государственной экологической экспертизы. В их числе — Центральный стадион, арена для керлинга, тренировочные центры для хоккея и фигурного катания, горнолыжный центр, комплекс для соревнований по лыжным гонкам и биатлону.

И все это далеко не исчерпывающий перечень больших и малых нарушений природоохранного законодательства на олимпийских стройках. Можно констатировать, что строительство Олимпиады-2014 ведется при попустительстве контролирующих органов, которые фактически дают «зеленый свет» любым нарушениям, лишь бы они положительно сказывались на темпах строительства.

Ситуация с правами граждан на благоприятную окружаю среду
В 2010 году отметился резкий рост протестной активности жителей края в связи с защитой своих прав на благоприятную среду обитания, чего не было в прежние годы. Прежде всего необходимо отметить острейшую социальную ситуацию, сложившуюся в Туапсе в связи со строительством и пробными пусками терминала по перевалке минеральных удобрений компании «Еврохим».

В 2007 году между администрацией края, компанией «Еврохим» и ее «дочкой» компанией «Белореченские минудобрения» было подписано соглашение, согласно которому Белореченский комбинат обязался увеличить промышленное производство, а «Еврохим» — построить в порту Туапсе терминал для экспорта удобрений.
С этой целью в центральной части городской набережной был возведен складской ангар высотой с 15-этажный дом, откуда планировалось ежегодно сгружать порядка 3 миллионов тонн минеральных удобрений, среди которых — карбамид (мочевина), аммофос, нитроаммофоска, калийная соль.

При проведении тестовых испытаний погрузочных линий (по неофициальной версии — при проведении нелегальной отгрузки удобрений) в марте 2010 года Туапсе охватила эпидемия отравлений, аллергии и респираторных заболеваний. И хотя официально непосредственная связь между отгрузкой удобрений и массовыми обращениями туапсинцев за врачебной помощью установлена не была, жители города связали ухудшение экологической обстановки с пылью, которая, по свидетельствам очевидцев, в огромном количестве выбрасывалась в атмосферу при проведении погрузочных работ.

15 мая 2010 года в Туапсе состоялся массовый митинг против запуска терминала компании «Еврохим», на который, по разным оценкам, вышло от 3,5 тыс. до 4,5 тыс. жителей города (фактически каждый 12 житель города). Митинг в Туапсе стал одним из самых массовых протестных мероприятий, прошедших в России за последнее десятилетие. На конец марта 2011 года терминал запущен не был.

Другая острая конфликтная ситуация имела место в Лазаревском районе Сочи, где в связи с реализацией олимпийской программы намечено строительство полигона для захоронения строительных и бытовых отходов. Изначально предполагалось, что полигон будет размещен в горной местности в междуречье рек Буу и Хобза, однако в сентябре 2010 года жителям сел Вернее Буу и Вардане стало известно, что полигон в целях ускорения и удешевления его строительства решено переместить непосредственно к границам данных населенных пунктов.

3 сентября 2010 года ОМОНом и солдатами внутренних войск был жестоко разогнан стихийный митинг местных жителей, попытавшихся воспрепятствовать поведению изыскательских работ. В настоящее время инициативная группа сел Вернее Буу и Вардане пытается оспорить в судебном порядке решение администрации Сочи о выборе места размещения полигона.

В октябре 2010 года в Ейске прошел митинг против запуска нефтяного терминала, построенного по решению акционеров ОАО «Ейский морской порт». В акции протеста приняло участие свыше 800 горожан. Резолюция митинга была направлена президенту Дмитрию Медведеву. Ейчане просят гаранта Конституции «обеспечить Конституционное право на безопасное проживание и остановить самоуправство чиновников, дающих возможность строительства опасных объектов в нарушение санитарных и экологических норм».

В феврале 2011 года глава Ейска Александр Лащенков выдал разрешение на ввод в эксплуатацию нефтяного терминала, ссылаясь на «отсутствие аргументов для отказа».

Кроме описанных случаев, всплеск протестной активности в 2010 году и начале 2011 года отмечался в следующих городах и района края:

— г. Краснодаре (против уплотнительной застройки в Юбилейном микрорайоне, вырубки зеленой зоны и застройки берегов озера Карасун, застройки берега реки Кубани в районе парка «30-летия Победы»);
— г. Новороссийске (против строительства мазутного терминала);
— г. Анапе (против сдачи в аренду участков лесного фонда в районе п. Большой Утриш);
— Темрюкском районе (против нефтедобычи в районе Курчанского лимана и приазовских плавнях);
— г. Геленджике (против строительства Духовно-культового центра Московской патриархии РПЦ в селе Дивноморское, строительства рекреационных объектов на Тонком мысе);
— г. Горячий Ключ (против незаконной эксплуатации завода по производству автоклавного газобетона в станице Саратовской, строительства рыборазводного комплекса в районе станицы Кутаисской);
— Кореновском районе (против строительства полигона ТБО вблизи станицы Платнировской);
-Приморско-Ахтарском районе (против уничтожения Ясенской косы).

Причины нарушений природоохранного законодательства и несоблюдения прав граждан
Кроме традиционного российского правового нигилизма, основными причинами антиэкологической вакханалии в Краснодарском крае видится следующее:

1. В регионе отсутствует концепция долгосрочного территориального развития на основе принципов устойчивого развития. Экономическое развитие края идет по принципу «куда кривая выведет». В частности, вместо нахождения разумного компромисса между развитием курортов и туризма с одной стороны и транспортной сферы с другой, антагонизм между ними еще больше усугубляется.
Вместо того, чтобы поощрять развитие малых форм хозяйствования на селе, экологического земледелия и животноводства, администрацией края взят курс на дальнейшую индустриализацию сельского хозяйства, сделана ставка на крупные агрохолдинги, зависящие от экономической конъюнктуры и не заинтересованные в экологизации сельскохозяйственного производства.
Под эгидой «привлечения инвестиций» продолжаются попытки продвинуть на территорию края различные «грязные» производства, которых прежде не было в регионе (в первую очередь, металлургические), превратить край в сырьевую базу крупных госкомпаний.

2. В крае отсутствует независимое от государственной власти местное самоуправление. В ряде районов края наблюдается абсурдная ситуация, когда против реализации экологически опасных проектов выступают районные Советы депутатов, а главы районов, опасаясь гнева руководителей края, эти проекты утверждают — фактически в ущерб своим избирателям.

3. Природными ресурсами региона управляют некомпетентные чиновники. Яркий пример — отношение к особо охраняемым природным территориям. Вместо того, чтобы, как во всех цивилизованных странах, рассматривать ООПТ как естественные резерваты природных ресурсов, «генетические банки» флоры и фауны и туристические объекты, ООПТ рассматриваются как «нерентабельные» территории, выведенные из хозяйственного оборота.
Отсюда — попытки заволокитить процесс постановки на кадастровый учет особо охраняемых природных территорий, различные «оптимизации» и «уточнения» их границ, направленные на уменьшение площади или фактическую ликвидацию заказников и памятников природы.

4. По-прежнему не выстроен прямой диалог власти с экологическими общественными организациями. Ни краевая, ни районные администрации вне готовы рассматривать «зеленых» в качестве полноправных партнеров при принятии хозяйственных решений, затрагивающих права граждан. В лучшем случае, «диалог» сводится к выслушиванию возражений и принятии их к сведению.

Текст: Дмитрий Шевченко, заместитель координатора Экологической вахты по Северному Кавказу

 
« Пред.   След. »
диета диета диета диета диета диета

© 2008-2016 Краснодарская краевая общественная организация выпускников российских вузов
При использовании материалов сайта ссылка/гиперссылка на ресурс обязательна