img4.jpg
Общие сведения об Общественной награде "За благоустройство среды обитания"
Image

Учредители, органы власти, спонсоры и жюри.

 
Лауреаты Общественной награды "За благоустройство среды обитания" 2016
Image

Полный список всех лауреатов.

 
Номинанты Общественной награды "За благоустройство среды обитания" 2016
Image

Полный список по всем номинациям.

 
Учащиеся Кавказского района передали использованные батарейки в ООО "Ртутная безопасность"
Image

Учащиеся собрали 1200 использованных батареек. Передача трех контейнеров опасных отходов состоялась в Краснодаре.

 
Все новости


  Ссылки на международные общественные
организации, с которыми мы сотрудничаем





Главная arrow Взаимодействие с администрацией Краснодарского края arrow Мнение правозащитника Василия Раковича о "детском законе"
Опубликовать


Мнение правозащитника Василия Раковича о "детском законе" Печать
30.03.2009 г.
Василий Ракович

Советнику управления по взаимодействию с общественными объединениями, религиозными организациями, и мониторингу миграционных процессов администрации Краснодарского края Солодушину А.Ф.
Членам редакционной группы: Зайцеву А.А., Дубовицкой И.Н., Зима С.Н., Резниченко В.А., Савва М.В., Селицкому А.И., Трынину А.А.

Уважаемые коллеги, во исполнение решения нашего Совета 26 марта 2008 г. высылаю в 3-дневный срок свои предложения по редактированию подготовленного мною ранее и затем изменённого кем-то из членов Совета подраздела

2.1. Региональные и локальные законодательные и правовые акты в сфере соблюдения прав человека; соответствие краевых и муниципальных нормативных актов федеральному и международному законодательству

Мой текст на странице 30 «Неоднозначную оценку среди общественности вызвал Закон Краснодарского края от 21 июля 2008 года № 1539-КЗ „О мерах по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних в Краснодарском крае“» прошу объединить с оторванным от него моим текстом на странице 32 «Профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних должна основываться на культурно-воспитательной работе с несовершеннолетними и на создании благоприятных условий для их духовного развития, а не на подмене этой работы карательно-запретительными мерами, воспринимаемыми частью населения, как некий „комендантский час“ для отдельной категории наших сограждан», то есть я прошу имеющийся на странице 30 текст «Неоднозначную оценку среди общественности вызвал Закон Краснодарского края от 21 июля 2008 года № 1539-КЗ „О мерах по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних в Краснодарском крае“» заменить первоначально представленной мною редакцией этого абзаца: «Неоднозначную оценку среди общественности вызвал Закон Краснодарского края от 21 июля 2008 года № 1539-КЗ „О мерах по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних в Краснодарском крае“. Не отрицая необходимость профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, ряд российских, в том числе и кубанских, правозащитных организаций обратили внимание на несоответствие отдельных норм этого закона федеральному законодательству и выступили с критикой имеющегося в этом законе концептуального подхода к решению имеющейся проблемы. По их мнению, профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних должна основываться на культурно-воспитательной работе с несовершеннолетними и ответственными за их воспитание лицами, на создании благоприятных условий для духовного развития несовершеннолетних, а не на подмене этой работы карательно-запретительными мерами, воспринимаемыми частью населения, как некий „комендантский час“ для отдельной категории наших сограждан», а текст на странице 32 «Профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних должна основываться на культурно-воспитательной работе с несовершеннолетними и на создании благоприятных условий для их духовного развития, а не на подмене этой работы карательно-запретительными мерами, воспринимаемыми частью населения, как некий „комендантский час“ для отдельной категории наших сограждан» убрать.

Ниже — информация не для Доклада, а пояснения в связи с возможными вопросами по поводу сведений в предлагаемом мною абзаце:

Под «рядом российских, в том числе кубанских, правозащитных организаций» имеются в виду те российские правозащитные организации, которые выступили с критикой отдельных положений этого закона (не перечисляю их все, поскольку надеюсь, что вы знакомы с мнением наиболее известных российских правозащитных организаций, выраженным ими по поводу этого краевого закона в Интернете и на доступных для них радио и теле каналах (RTVI, «Свобода» и т. п.). «Молчание» правозащитников по этому поводу на официальных российских каналах, думаю, понятно — ельцинская эпоха гласности закончилась в России в конце 90-х. Что касается входящих в названный ряд кубанских правозащитных организаций, то под таковыми имеются в виду Региональная общественная организация «Краснодарский правозащитный центр», АНО «Новороссийский комитет по правам человека», Комитет солдатских матерей «Матери Кубани» и некоторые другие. Если есть принципиальные возражения против моего выражения «ряд российских, в том числе кубанских, правозащитных организаций», то есть если большинство членов Совета считает, что выступившие с названной критикой правозащитные организации «не ряд», то я не возражаю против замены выражения «ряд российских, в том числе кубанских, правозащитных организаций» перечислением конкретных правозащитных организаций, высказавших названное критическое мнение.

Теперь по поводу возможных вопросов относительно моего выражения «несоответствие отдельных норм этого закона федеральному законодательству». Я по просьбе Андрея Фёдоровича Солодушина в подтверждение сделанных мною в названном подразделе Доклада выводов уже присылал ему и Александру Александровичу Трынину экспертные заключения по этому закону, подготовленные сторонними организациями — Региональной общественной организацией «Независимый экспертно-правовой Совет» и Автономной некоммерческой организацией «Юристы за конституционные права и свободы». Надеюсь, что вы знакомы с этими экспертными заключениями. Если же кто-либо с ними не знаком — сообщите мне и я вышлю их вам по электронной почте. По-моему мнению, основное несоответствие этого краевого закона федеральному законодательству заключается в том, что краевой законодатель превысил свои полномочия, предоставленные ему Конституцией РФ: Закон Краснодарского края от 21 июля 2008 года № 1539-КЗ «О мерах по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних в Краснодарском крае» регулирует права и свободы несовершеннолетних граждан России и лиц, ответственных за их воспитание. Но п. «в» ст. 71 Конституции России относит регулирование прав и свобод человека и гражданина к исключительному ведению Российской Федерации, но не её субъектов, в число которых входит Краснодарский край. Таким образом, краевой законодатель превысил свои полномочия, предоставленные ему Конституцией РФ. Здесь не нужно быть семи пядей во лбу для того, чтобы прийти к объективному выводу: достаточно ознакомиться с п. «в» ст.71 Конституции России и задуматься — регулирует ли этот краевой закон права и свободы несовершеннолетних граждан России и лиц, ответственных за их воспитание или же не регулирует? Впрочем, при нынешней тотальной политической моде на «позитив», мои выводы могут не восприниматься такими очевидными, каковыми их воспринимаю я.

И ещё. Прошу не путать мою профессиональную юридическую оценку этого краевого закона с моим личным обывательским отношением к одной из основных целей этого закона — к профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних. Я — отец пятерых детей. И поддерживаю инициативу властей по недопущению употребления несовершеннолетними наркотических средств, психотропных и (или) одурманивающих веществ, алкогольной и спиртосодержащей продукции, пива и напитков, изготавливаемых на его основе, курения табака; пребывания несовершеннолетних в игорных заведениях; организациях, осуществляющих реализацию товаров (услуг), эксплуатирующих интерес к сексу, распространение печатной продукции, аудио- и видеопродукции, пропагандирующей насилие и жестокость, порнографию, наркоманию, токсикоманию, антиобщественное поведение. Я и до принятия названного закона принимал добровольные меры по недопущению нахождения своих детей в общественных местах без сопровождения родителей, родственников или ответственных лиц. Теперь ощущаю, что властям мои добровольные инициативы были безразличны, они вмешались в мои права и обязанности, и теперь я должен делать то же самое, но по принуждению закона, который принят с нарушением требований п. «в» ст.71 Конституции РФ. Конечно, можно сказать, что у нас много несознательных родителей, которые не следят за своими детьми, и, чтобы принудить их выполнять свои родительские обязанности, нужно всех уровнять под одну «гребёнку» и заставить исполнять свой родительский долг «из-под палки». Это куда проще, чем основывать профилактику безнадзорности и правонарушений на культурно-воспитательной работе с несовершеннолетними и на создании благоприятных условий для их духовного развития.
Не знаю, как вам в городе, а мне в провинции, приходилось слышать мнение об этом краевом законе от непосредственно реализующих его работников милиции, культуры, здравоохранения, от учителей и педагогов школ. От некоторых приходилось слышать нецензурную брань по поводу того, что у них теперь совсем не остаётся семейного времени для занятий с собственными детьми. Особенно жалуются учителя и педагоги на то, что вместо прямой учительской и педагогической работы (как известно, по окончании рабочего дня многие из них должны проверить тетради нескольких своих классов и оценить выполнение заданий, а затем подготовиться к завтрашним темам занятий), они после работы по вечерам вынуждены часами дежурить в «спецдружинах» по отлову безнадзорных несовершеннолетних. Как известно, большинство наших педагогов и учителей — женщины. Зная наш кубанский уклад жизни, вы можете легко представить, какими словами поминают этот краевой закон мужья и вообще семьи этих учителей и педагогов, изнывающие по вечерам от голода в предвкушении — когда же с рейда вернётся хозяйка, и приготовит семейный ужин. Напомню, что в соответствии с этим законом, отлов безнадзорных несовершеннолетних в возрасте до 7 лет производится круглосуточно, а безнадзорных несовершеннолетних после 14 лет начинается после 22 часов и длится до 6 часов. А кроме учителей, в этих спецдружинах регулярно патрулируют работники культуры, здравоохранения, милиции и т. п. Где в это время и чем занимаются их дети — неизвестно.

Понимаю, что в условиях тотальной пропаганды на «позитив», говорить об этих проблемах — бессмысленно.

При таких обстоятельствах, я и многие мои знакомые воспринимаем принятие этого краевого закона, не только как попытку властей решить проблему безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних самым лёгким и формальным способом, но и как их посыл (message) обществу — попытку (может быть — подсознательную) убедить население, что ради «благих целей» властям вполне позволительно потоптаться по Конституции РФ (п. «в» ст.71), как стремление власти приучить большинство мириться с «комендантским часом» для меньшинства.

Это моё личное мнение. Оно такое потому, что я не связан принадлежностью к властным структурам, получением грантов от властей или западных фондов.

В. В. Ракович, член Совета
28 марта 2009 года.

 
« Пред.   След. »
диета диета диета диета диета диета

© 2008-2016 Краснодарская краевая общественная организация выпускников российских вузов
При использовании материалов сайта ссылка/гиперссылка на ресурс обязательна